среда, 18 сентября 2013 г.

В защиту водорослей или о Aegagropila sauteri.



В защиту водорослей или о Aegagropila sauteri.

В аквариумной практике большинство аквариумистов бояться водорослей, как черт ладана. Это и понятно, в большинстве своем аквариумная братия не делает никаких тестов аквариумной воды, а зря. Большинство водорослей не появляется при правильном биологическом климате в наших домашних водоемах. Продвинутые аквариумисты борются не со следствием, а с причиной, заботясь о регулярной подмене воды, которая понижает уровень органики, нитратов и фосфатов в воде аквариума. Правильный спектр света тоже препятствует размножению нежелательных водорослей.

Но в этой заметке пойдет речь о других водорослях: о колониальных, известных на московской Птичке ещё с 70-х годов прошлого столетия. Я, тогда еще школьник, видел их продающихся круглый год в корытах. Эти изумрудно-зеленые мохнатые бархатные шары без труда выдерживали почти полное замораживание в период трудных московских зим в продажных корытах, потом оттаяв, они вновь оживали в аквариумах. В то время я стал интересоваться происхождением  этого своеобразного растения, и узнав, что оно называется кладофора (Cladophora aegagropila) и растет в Сибири, Дальнем Востоке и Японии, распространено в крупных глубоких озерах, иногда эти шары всплывают на поверхность воды, порождая легенды. Продавец, торговец с «Птички», а это был Саша, забулдыга и весельчак, когда я покупал у него растение то ли в 1982, то ли в 1988 году, рассказывал небылицы, что эти «шарики» очищают воду, собирая на себя грязь. Действительно, при отжимании долго пролежавшей в аквариуме колонии кладофоры из нее выливается грязноватая вода. Позже, уже в более зрелом возрасте, нашел информацию об этом растении в книге Махлина М.Д. «Путешествие по аквариуму» и «По аллеям гидросада», в них была прекрасная глава о многоклеточных колониальных водорослях, из которой явствовало, что растение это несложное, обладающее особым шармом. Великий русский писатель, популяризатор русской природы Михаил Пришвин называл его «зеленым сердцем Земли», что же, хорошее поэтическое сравнение, точно отражающее суть растения. 

Cladophora aegagropila

Cladophora aegagropila


Если взять его в руки, почувствуешь некую шершавую субстанцию, «мохнатку», как сказала моя сослуживица, которую не хочется выпускать из рук. Марк Давидович Махлин указывал, что название это неточное, называть его следует Aegagropila sauteri, но до сих пор сомневаюсь, что оно действительно верное и правильное. Наличие хитина в клеточных стенках отличает его от рода Cladophora.

Первую водоросль, которую я покупал в 80-х годах прошлого столетия надо признаться я загубил, все в молодости проходят через это, сказывается отсутствие авторитетов и малый опыт в культивировании водных трав. Жаль, окажись рядом опытный аквариумист и неудачи легко было бы избежать. Кладофора  тогда распалась на несколько бесформенных комочков, которые в последствии побурели и были выброшены, может быть зря. Только спустя 25 лет я вновь приобрел эту прекрасную водоросль, наверное уже привезенную из Азии.
Видео можно посмотреть по ссылке http://www.youtube.com/watch?v=ayWCzCtTHTo

Растет это чудо прекрасно, если конечно можно назвать прирост в 5 мм за год за скоростное освоение моего аквариума. Температура воды в 25 градусов с достаточно жесткой московской водой (8-10 dH) и pH 7,4-7,6 вполне подходит для его успешного развития. Свет должен просто быть, вполне достаточно 0,3-0,5 Вт/Л. Единственное замечание: как мхи и папоротники, высшие водоросли нуждаются в снабжении свободным углекислым газом, а не в виде гидрокарбонатов, из таких соединений они его черпать просто не в состоянии. Источником углекислого газа может служить баллон с СО2, большое количество рыб или частые подмены воды из-под крана - растению всё равно, углекислый газ просто должен присутствовать в воде. Шары кладофоры очень любят течение, они лениво перекатываются по дну при малейшем «дуновении» помпы. Если течения нет, то надо стараться переворачивать их, хотя бы раз в неделю. Если этого не делать, но нижняя часть колонии буреет и постепенно отмирает. И колония может погибнуть, к сожалению.

Многие аквариумисты-мшатники считают, что мхи обязательно нужно содержать с креветками, это своего рода симбиоз, и я с ними полностью солидарен, к колониальным водорослям это тоже относится. Для кладофоры креветки выполняют неоценимую услугу, пропалывая её с усердием, не давая расти на ней другим водорослям и поедая мелких беспозвоночных с поверхности кладофоры.

Несмотря на то, что Кладофоры это водоросли, эти представители водной флоры не бояться сайдекcа (Cidex), ставшего так популярным среди российских аквариумистов как борец с водорослями. На мой взгляд, сайдекс хорошо убивает красные водоросли, такие как компсопогон и бороду Хо Ши Мина , на водоросли других классов действует не всегда и достаточно выборочно, многое зависит от химического состава воды.

Есть еще один представитель этих водорослей, японцы называют его Marimo (Aegagropila linnaei), этот представитель имеет более жесткие щетинки, и более декоративен. 

Marimo (Aegagropila linnaei)


Назван был так японским ботаником Тацухико Каваками ( ).Хотя встречал сведения, что это название является синонимом Aegagropila sauteri . Не знаю, что является истиной, но привезенные из Восточной Азии водоросли отличаются от культивируемых мною. Вполне возможно, что это экологическая раса этого же вида или близкий вид. Впервые я увидел её (или его?) растущую в мшатнике в гостях у Константина Пахомова.

Он высаживает её на камни и лаву, приматывая колонию леской, получается очень декоративно. Растет она при таких условиях гораздо быстрее, чем в шарах. Например, за год растительная масса кладофоры увеличилась в 4 раза, но надо сказать, что Константин подменивает воду также как и я через день, прямо из-под крана. Причем к такому выводу мы пришли совершенно независимо.Правда, значение  pH воды из-под крана у меня - 7,5 , а у Константина - 6,5.

А я заполучил кусочек слоевища Маримо (Marimo ) от продавца креветок Вячеслава, тоже с Птичьего рынка. Взяв её в руки, явно почувствовал, что она отличается от нашей кладофоры. Но она была в подвешенном состоянии, незакрепленной к субстрату, но кусочки были достаточно крупными и я решил рискнуть, высадив эту водоросль на ископаемый кусочек древних кораллов, явно пропитанных известняком. Кладофоре этот субстрат явно понравился. Креветки Амано с неё просто не слезают, их как магнитом притягивает, уж не знаю, что они там находят? Могу сказать, что этот небольшой камушек пророс уже полностью и требует разделения. Отделять эту поросль можно острой бритвой, срезая слоевище  по 0,5-1 см горизонтально, отрезанная часть быстро зарастает.

Креветки на Aegagropila sauteri и Riccardia chamedryfolia


При запуске новых аквариумов всегда покупаю несколько «Зеленых сердец Земли», благодаря большой поверхности в них большой «запас»  нужных микроорганизмов, благоприятно влияющих на становление нового домашнего водоема.

Если я вас сподвиг на обладание этим замечательным представителем зеленых водорослей (Chlorophyta), это значит, что я не зря потратил свое время на написание этой краткой заметки.